В ближайшие дни в рамках специального расследования, инициированного ООО «Карпатнефтехим» (Калуш, Ивано-Франковская обл.), могут быть введены предварительные меры в виде ввозной пошлины на ряд товаров. Под удар попадает импорт полиэтилена и поливинилхлорида (ПВХ). Уточним, что жалобщик настаивает на введении упомянутых предварительных мер еще до окончания расследования.

Аналитики усматривают в этих действиях не что иное, как попытку ООО «Карпатнефтехим» закрыть импорт полиэтилена и ПВХ.

Для реализации задуманного предприятие заручилось поддержкой Минэкономразвития, которая приняла форму упомянутых благородных расследований в целях защиты уникального украинского производителя. ООО «Карпатнефтехим» объяснило, что на протяжении предыдущих лет импорт упомянутой продукции осуществлялся в тех объемах и по таким ценам, которые могли нанести вред национальному производителю.

Впрочем, на рынке все чаще звучат довольно резкие комментарии о том, что МЭРТ в угоду калушскому монополисту осуществляет геноцид украинского бизнеса. Многие участники рынка прямо заявляют: происходит или тотальная зачистка индустрии, или же имеет место некомпетентность лиц, принимающих непосредственные решения в МЭРТ.

Админресурса много не бывает

Гендиректор ООО «Карпатнефтехим» Ярема Рудик, которого цитирует агентство «Гал-Инфо», сообщил, что руководство предприятия провело встречи с представителями министерств, и у правительства есть понимание ситуации. По его словам, несмотря на то, что ООО «Карпатнефтехим» является монополистом, ситуация в настоящий момент складывается таким образом, что без вмешательства государства предприятие не в состоянии нормально работать.

При этом – как говорят сами представители калушского предприятия – они получают максимальную поддержку со стороны МЭРТ, а процесс в целом складывается в пользу жалобщика. Расследование движется чрезвычайно ускоренными темпами для исключения бюрократических проволочек со стороны конкурентов.

Последний момент достаточно важен. Как сообщил источник в Калушском горсовете, со стороны МЭРТ есть подтверждение готовности защищать ООО «Карпатнефтехим» комплексно.

Попытки подорвать позицию ООО «Карпатнефтехим» были купированы очень своевременными запросами со стороны МЭРТ в адрес конкурентов. В самом МЭРТ не скрывают, что запросы действительно были разосланы с некоторым опережением, несмотря на жалобы участников о нарушении их интересов.

Любопытно, что в контексте всего вышесказанного, на рынке все чаще звучат жалобы о том, что МЭРТ становится инструментом административного передела рынка.

Впрочем, предприятие не ограничилось только лишь тяжелой артиллерией в виде МЭРТ, но задействовало еще и административную поддержку на местах. Городской совет Калуша также поддержал инициативу ключевого нефтехимического производителя в стране. За последние три месяца депутаты горсовета неоднократно обращались к президенту и правительству с просьбами защитить ООО «Карпатнефтехим».

«Калушский городской совет обеспокоен ситуацией, которая складывается с ООО «Карпатнефтехим» и возможной остановкой предприятия, на котором числятся 2792 сотрудника. Обращение поддержали все 33 депутата, присутствовавшие на заседании внеочередной сессии Калушского горсовета», – говорится в официальном сообщении горсовета, направленном в начале марта этого года президенту и Кабмину.

Забота о людях

Любопытно, что в своем обращении калушское предприятие жалуется на сокращение производства товара вследствие увеличения импорта. В то же время истинной причиной такого положения дел является пожар, который произошел 12 января 2019 на ООО «Карпатнефтехим» в результате нарушения правил техники безопасности на производстве.

По факту пожара было открыто уголовное производство по ч. 1 ст. 272 УК (нарушение правил безопасности во время выполнения работ с повышенной опасностью на производстве).

Как сообщали тогда местные СМИ со ссылкой на ДСЧС в Ивано-Франковской области, пожар возник вследствие разрушения трубы подачи газа на установку по производству полипропилена. Пламя поднималось на высоту 15 м, а для локализации бедствия было привлечено 19 единиц техники и 105 человек личного состава пожарно-спасательных подразделений.

«Таким образом, именно это событие является истинной причиной сокращения производства на ООО «Карпатнефтехим», а следовательно, ссылка на увеличение импорта как причину уменьшения производства является необоснованной и безосновательной и не может приниматься во внимание», – уточнили в компании «ПФГ Нефтехим», которая также является заинтересованной стороной специального расследования.

Как писали СМИ, это не первый случай с пожаром на предприятии. В 2017 там горел фланец, что вызвало панику у населения области.

В целом же безопасность труда на производстве на ООО «Карпатнефтехим» вызывает ряд вопросов. Сотрудники жалуются на необеспеченность специальными средствами защиты, в том числе и сейчас, во время пандемии коронавируса. Это противоречит тезису о заботе о сотрудниках, который преподносится в приведенном выше обращении Калушского горсовета к президенту и правительству.

Кроме того, несколько менеджеров высшего и среднего звена, отвечающих за промышленную безопасность, охрану труда и экологию, после номинальной смены собственника и упомянутого возгорания фланца (т.е. после 2017 года) уволились с предприятия, что не может не настораживать.

Из России с любовью

ООО «Карпатнефтехим» – одно из крупнейших и наиболее хорошо технически оснащенных нефтехимических предприятий Восточной Европы. Специализируется на выпуске этилена, полиэтилена, хлорвинила и каустической соды, монополист по некоторым товарным группам. По состоянию на сейчас предприятие способно ежегодно производить 300 тыс. т поливинилхлорида, 200 тыс. т каустической соды, около 180 тыс. т хлора, а также 250 тыс. т этилена и 100 тыс. т полиэтилена (по некоторым позициям еще есть проседание из-за последствий пожара). В 2017 году завод возобновил производство после длительного простоя и сейчас продолжает постепенно увеличивать объемы производства до запланированных проектных показателей.

По словам президента ОАО «Лукойл» Вагита Алекперова, общий объем инвестиций российского гиганта в ООО «Карпатнефтехим» составляет около $1 млрд; при этом глава «Лукойла» изначально рассматривал калушское предприятие в роли стратегического форпоста в Украине.

Кому же сейчас принадлежит химический гигант, оставлять который россияне не планировали ни при каких условиях?

Известно, что в феврале 2017 года российский «Лукойл» неожиданно провел сделку по продаже 100% доли владения в компании LUKOIL Chemical B.V. (Нидерланды), которой принадлежал завод; до 50% акций тогда приобрела компания Techinservice LTD.

Techinservice LTD зарегистрирована в Великобритании, директором является гражданин Украины Игорь Шуцкий, компанию связывают с Игорем Коломойским и депутатом от «Народного Фронта» Андреем Иванчуком. Более того, в интервью «Украинской правде» Игорь Коломойский подтвердил, что владеет «Техинсервисом» вместе с народным депутатом от «Народного фронта» Андреем Иванчуком.

Вторым косвенным владельцем – более 50% в «Карпатнафтохиме» через кипрскую Xedrian Holding Ltd – стал Ильхам Мамедов (многолетний функционер группы компаний «Лукойл» в Украине). Как видно из соотношения долей сторон, контроль над предприятием осуществляется именно через Ильхама Мамедова.

По информации некоторых источников, продажа «Лукойлом» компании «Карпатнефтехим» имела формальный характер, то есть фактическим владельцем предприятия, по-прежнему остается российский «Лукойл», тогда как Ильхам Мамедов являются номинальным держателем.

Сторонники этой версии приводят в качестве довода подозрительно ничтожную сумму, за которую химический гигант был продан новым владельцам. Напомним, что Игорь Шуцкий и второй покупатель заплатили за свою долю до 50% около $25 млн (на двоих).

Если принять во внимание весь объем инвестиций в предприятие со стороны «Лукойла» (названный Вагитом Алекперовым и подтвержденный документально), то выходит, что новые собственники заплатили за свои доли всего 5% ее реальной стоимости. Эксперты рынка неоднократно высказывались об этой сделке как о крайне подозрительной – даже с учетом более чем натянутых отношений с Россией.

Россияне просто «переписали» свою долю на вышеуказанных лиц, утверждает источник.

Примечательно, что упомянутые натянутые отношения с Россией никак не влияют на торговые связи предприятия. Дело в том, что ООО «Карпатнефтехим» закупает сырье у государства-агрессора, при этом получая на это самое сырье государственные дотации со стороны Украины, которые закреплены законодательно. Кабинет министров постановлением №299 от 26 апреля 2017 установил для «Карпатнефтехима» ежегодные квоты на безакцизный ввоз и закупку сырья для производства: сжиженный газ – 1070 млн л, прямогонный бензин – 1170 млн, дизельное топливо – 985 млн л. Переработка каждого из указанных объемов может обеспечить выпуск 250 тыс. т этилена в год.

В этом месте украинское правительство передает большой привет украинскому бизнесу, который импортирует аналогичное сырье на общих условиях, а российские марионетки во время военного конфликта продолжают поддерживать свою материнскую компанию, еще и под украинские льготы. Рынок также прямо заявляет, что производитель использует разные схемы дополнительного ухода от платежей в бюджет, в частности через давальческую переработку. Все расходы и экологические риски лежат на Украине, а российский бизнес весьма вольготно дожимает остатки от независимых украинских потребителей.

Все против одного

Расследования в интересах ООО «Карпатнефтехим» вызвали бурную реакцию, которая, впрочем, мало кого волнует в Минэкономразвития. Потребители буквально завалили министерство письмами в поисках поддержки, которые были проигнорированы МЭРТ.

Примечательно, что расследование затрагивают множество индустрий. В угоду одному предприятию должны быть принесены в жертву производители полиэтиленовой пленки, ПВХ труб, обоев, пластиковых окон, кабельной продукции, данный список не является полным. Их общей бедой является относительно небольшой размер и невозможность самостоятельно хоть что-то противоставить размаху и лоббистским возможностям «Карпатнефтехим».

Первой и самой очевидной проблемой они видят отсутствие на ООО «Карпатнефтехим» производства значительной части продукции, которая попала под расследование МЭРТ. На это обращает внимание упомянутый источник в Калушском горсовете, на который ссылается агентство «Гал-Инфо». Аналогичной позиции придерживается ряд СМИ в Ивано-Франковской области («Правда твого міста», «Агентство правових технологій» и др.), также она обозначена в неконфиденциальных версиях замечаний других участников рынка.

Кроме того, ООО «Карпатнефтехим» и Министерство предлагают проводить расследование, объединив в одну группу как товары, которые оно производит, так и товары, которые оно не производит, но технология производства которых является схожей. В частности, полиэтилен предназначен для изготовления пакетов для покупок, бакалейных пакетов, мешков, а ПВХ – для изготовления жестких и полужестких труб, профилей, листов и пленки. В рамках заявления ООО «Карпатнефтехим» вышеупомянутые полиэтилен и ПВХ – это одно и то же. В то же время на основании вышеприведенных доводов, по мнению участников, объединение этих товаров в одну группу не представляется возможным.

Кроме того, в официальных комментариях одного из участников прямо указано, что из 75 иностранных компаний, упомянутых в заявлении ООО «Карпатнефтехим» в качестве производителей полиэтилена, на самом деле таковыми являются лишь 27; а из 33 заявленных производителей ПВХ таковым являются лишь 18. Таким образом, по мнению участников, ООО «Карпатнефтехим» заведомо указало в своем заявлении недостоверную информацию.

Потребители также обращают внимание на тот факт, что со стороны жалобщика имеет место игра данными. В частности, в зависимости от той или иной ситуации, предприятие на свое усмотрение то учитывает, то не учитывает показатели по импорту 2017 года (когда оно возобновило работу после остановки).

ООО «Карпатнефтехим» в материалах дела неоднократно ссылается на сокращение объемов производства и продажи товаров. Но при более детальном рассмотрении ситуации оказывается, что указанные предприятием периоды сокращения объемов имеют место только в зимний период (январь, февраль) в связи с сезонностью, что характерно для всей отрасли, а не только для заявителя. Таким образом и этот тезис является достаточно спорным.

В целом, по мнению участников рынка, в заявлении ООО «Карпатнефтехим» содержится более двадцати подобных спорных тезисов.

Опрошенные эксперты обращают внимание еще на один важный момент. Понятие «национальный товаропроизводитель» (о котором так печется ООО «Карпатнефтехим» в призыве ввести заградительные пошлины) не может получать поддержку без учета позици смежных отраслей — производителей, но также импортеров, экспортеров, переработчиков, потребителей и т.п. А значит, поддержка одного крупного монопольного производителя приведет к значительным потерям (снижению производительности, сокращению поступлений доходов в госбюджет Украины, значительному сокращению количества рабочих мест), что не соответствует принципу справедливости.

Кстати, если говорить о рыночной ситуации, в которой происходят все упомянутые события, то, по данным агентства «Маркет Репорт», за прошлый год импорт полиэтилена на украинский рынок вырос на 10% и составил 268,7 тыс. т (что в общем не так и много для этого рынка). А в январе 2020 года суммарный объем импорта полиэтилена снизился по сравнению с январем 2019-го на 8% и составил 19,4 тыс. т. И это притом что объемы производства на ООО «Карпатнефтехим» упали из-за упомянутого пожара, и значительная часть номенклатуры импорта совершенно не производится ООО «Карпатнефтехим». Налицо – саморегуляция рынка, которому вряд ли нужны заградительные меры в этой ситуации.

Источник